Печать

УСПЕХ НЕ ПРИХОДИТ САМ

К 70-ЛЕТИЮ ТЮМЕНСКОЙ ГЕОЛОГИИ

C каждым годом мы все больше отдаляемся от великих событий второй половины прошлого столетия. Стираются даты, имена первопроходцев – геологов, разработчиков, прославивших Тюменскую область на весь мир. Всех их можно назвать пассионариями. То есть людьми, стремящимися, по выражению историка и философа Л.Н. Гумилёва, сделать больше, чем нужно, для поддержания жизни своей и своего потомства.

Кто-то сказал, что самую правдивую историю войны напишут не созерцатели, а непосредственные её участники. Эти слова с полным правом можно отнести и к событиям, происходившим на бескрайних просторах Тюменской области в 50–70-х годах ХХ столетия. Это тоже была битва! Битва за будущее великой Страны Советов. Свидетели тех эпохальных событий, проверенные на прочность суровым Севером, потерявшие на этом пути родных и близких, до мельчайших подробностей помнят все, что было. Но уходит старая гвардия…

В 2019 году исполняется 55 лет отправки промышленной нефти с тюменских месторождений на Омский нефтеперерабатывающий завод. Вот что вспоминают об этом те, кто стал свидетелем исторического события.

ШАИМСКИЙ НЕФТЕГАЗОНОСНЫЙ РАЙОН

Радиограмма: из Шаима Эрвье 21 июня 1960 г.

«Скважина Р‑6 фонтанировала через 5-дюймовую обсадную колонну в земляной амбар. Емкость амбара определяется в 350–400 кубометров. После перфорации нижней части объекта и смены технической воды на нефть скважина периодически фонтанировала… с дебитом 350–500 тонн в сутки. Точно дебит определить невозможно ввиду того, что скважину пришлось по техническим причинам два раза останавливать. Шалавин».

МУЛЫМЬИНСКАЯ ПЛОЩАДЬ

Из воспоминаний первого начальника Главтюменьгеологии Ю. Г. Эрвье:

«…Под нами извилистая ледяная лента таёжной Конды. Конец марта 1960 г. Поселок лесников Мулымья. Вертолёт садится на поляну. Идём к буровой. Со мной Ровнин и Ансимов. Вчера пришла срочная радиограмма от начальника Шаимской экспедиции – получен фонтан лёгкой нефти.

На буровой немного людей: вахта испытателей и, конечно, начальство. Вот буровой мастер Семён Никитич Урусов. Весь его облик говорит о какой-то внутренней скромности, несмотря на радостное лицо. Пышущий счастьем начальник экспедиции М. В. Шалавин, молодой старший инженер Геннадий Махалин, мастер по испытанию скважин инженер Семён Коршиков, старший геолог А. В. Завьялов, вахта.

Открывают задвижки. В металлическую ёмкость с силой бьёт чёрная струя. Зеленовато- коричневая, с золотистой плёнкой ароматическая жидкость. Берем на ладонь, растираем, нюхаем. Радость, большая радость! Получена первая промышленная нефть на Тюменской земле!

Нужно было видеть в этот день лица молодого геолога Галины Габелко, каротажника-инженера Владислава Ирбэ, бурильщиков Шидловского и Распопова, нефтяного волка Шалавина. Общее ликование передалось сновавшему везде фоторепортёру «Тюменской правды» Аркадию Космакову. Горячо поздравил нас с открытием академик А. А. Трофимук».

Из воспоминаний В. К. Федорцова, доктора геолого- минералогических наук, академика РАЕН, заслуженного геолога РСФСР, создателя научной сибирской школы испытания скважин:

«С первого дня работы на новом месте в Главтюменьгеологии началась активная подготовка к пробной эксплуатации (ПЭ) Трёхозёрного, Усть-Балыкского и Мегионского месторождений.

Пробная эксплуатация Трёхозёрного месторождения, куда меня направили, продолжалась весь навигационный период лета- осени 1964 г. В ПЭ вводилось несколько разведочных скважин. Наша задача состояла в организации исследований комплексом гидродинамических методов.

Добытая нефть вывозилась нефтеналивными баржами на Омский нефтеперерабатывающий завод.

Снаряжал выезд отрядов на пробную эксплуатацию месторождений заместитель начальника Тюменского геологического управления А. Г. Быстрицкий. Весь процесс и результаты испытаний были под постоянным контролем со стороны руководства Управления и областной партийной организации. Ход работ по месторождению проверяли А. Г. Быстрицкий, Л. И. Ровнин, первый секретарь обкома партии А. К. Протозанов. В августе 1964 г. для оказания помощи на месторождение прибыл известный ученый-гидродинамик, сотрудник ВНИИнефть Иван Дмитриевич Умрихин. Он проинспектировал результаты исследования скважин Трёхозёрного месторождения за период пробной эксплуатации и в целом одобрил их».

Из книги «Сибирь – судьба моя» Ф. К. Салманова, Героя Социалистического Труда, Лауреата Ленинской премии:

«…И вот караван судов уже в пути. Самоходка под номером 652 первой свернула в устье Конды, где её ждала нефть Трёхозёрного месторождения. Как только очистилось место слияния Иртыша и Оби, теплоход «Капитан» повёл дальше новенькую баржу – открывать нефтяную навигацию на великой сибирской магистрали. В Нефтеюганске за передвижением каравана судов следили всеми доступными средствами. Вертолётчики передавали последние координаты о самоходке капитана Константина Третьякова, идущей по Конде. И вот 14 мая 1964 года баржа встала под нефтеналив. Так нефть Западной Сибири начала работать…».

На Омский нефтеперерабатывающий завод речным транспортом было отправлено около 30 тыс. тонн нефти.

МЕГИОНСКОЕ МЕСТОРОЖДЕНИЕ

В 1960 г. заложили скважину Р‑1 на Мегионской площади. Бурила ее и испытывала бригада мастера Григория Ивановича Норкина.

Читаем у Ф. К. Салманова:

«Среди череды будничных дел, похожих один на другой и до предела заполненных заботами, был один – яркий, праздничный, врезавшийся в память на всю жизнь. В ту пору часто раздавались призывы ликвидировать Сургутскую экспедицию. И вот в самый, пожалуй, драматический момент мы получили долгожданный фонтан. Кто бы знал, как нам хотелось тогда, чтобы, наконец, забил хотя бы небольшой фонтанчик! Для проведения испытаний на скважину я направил старшего геолога Сургутской НРЭ Е. А. Теплякова. Вместе с начальником Нижневартовской партии глубокого бурения И. Я. Высочинским он на месте руководил действиями бригады.

Поздней ночью раздался сильный стук в дверь. Открываю, входит запыхавшийся радист Жданов. От волнения не может говорить и протягивает радиограмму: «Салманову. Скважина фонтанирует чистой нефтью дебитом 200 тонн в сутки. Высочинский, Тепляков».

Мчусь на радиостанцию. Поздравляю и обнимаю всех подряд. Тут же, несмотря на позднее время, заказал Тюмень, позвонил Эрвье на квартиру и сообщил об открытии месторождения. Узнав о фонтане, к нам приехали и поздравили первый секретарь Сургутского райкома партии В. В. Бахилов и Л. Д. Черемных. В «Последних известиях» также сообщили о нашей победе.

…И вот уже вместе с А. Т. Горским и Б. В. Савельевым летим на Ан‑2 в Мегион. Сделав над буровой круг, самолет приземлился. Начались объятия. Бурильщик Айрулла Доминов кричал: «Вторую Татарию открыли!» – «Какая Татария? В двадцать раз больше!» – возразил Евграф.

Я посмотрел на Теплякова. Было заметно, что старший геолог много времени провел без сна. Его суховатое лицо со светло-серыми внимательными глазами осунулось, побледнело. Такое же состояние было и у И. Я. Высочинского. Гул фонтана перерос в сплошной рев.

Нас поздравляли нефтяники Азербайджана, Татарии, Башкирии. Академик А. А. Трофимук прислал телеграмму: «Дорогие товарищи геологи! Ваше открытие является открытием века».

Из воспоминаний заслуженного геолога РСФСР М. Ф. Синюткина, главного геолога Мегионской НРЭ:

«Пробная эксплуатация осуществлялась силами Мегионской НРЭ и НПУ «Мегионнефть». Для проведения работ было обвязано несколько разведочных скважин, а также проложен трубопровод на берег р. Баграс. Добытую нефть накапливали в ёмкостях. На этот праздник прибыли начальник геологического управления Ю. Г. Эрвье, представители Тюменского обкома КПСС, Министерства геологии РСФСР и СССР, корреспонденты газет.

Баржи благополучно отчалили от берега. Весь народ и гости разошлись. Буквально сразу после радостного события высокий берег р. Баграс обвалился. Видимо, подтвердился закон геоморфолога Бэра: реки, текущие на север, подмывают высокий берег. Слава богу, никто не пострадал. Для молодого заведующего промыслом № 1 И. И. Рынкового тот период был серьёзным испытанием. Он принимал активное участие в проведении пробной эксплуатации месторождения. Под его непосредственным руководством (уже шёл снег) был восстановлен временный причал, и в Омск дополнительно отправили две баржи с нефтью. Вместе с ним в работах участвовали операторы В. Я. Рудольф, Я. А. Мартын, В. П. Троян. По рекам в навигацию было отправлено в Омск более 78 тыс. тонн нефти».

УСТЬ-БАЛЫКСКОЕ МЕСТОРОЖДЕНИЕ

Вспоминает Ю. Г. Эрвье:

«…Летом 1961 г. бурением скважины Р‑62 была введена в разведку Усть-Балыкская площадь. Её бурила бригада В. Иглина. Испытание проводили Б. Савельев, Е. А. Тепляков, М. И. Ветров, мастер У. П. Жумажанов, начальник экспедиции Ф. К. Салманов под руководством главного геолога Управления Л. И. Ровнина. Накануне ХХII съезда КПСС из скважины получили фонтан нефти дебитом более 400 тонн в сутки, известивший о крупном открытии. Месторождение оказалось многопластовым. В тот же день на имя съезда была послана телеграмма. В новом таёжном посёлке 29 мая 1964 года я пережил большую радость, когда первая нефть с месторождения хлынула в нефтеналивную баржу».

Вернёмся к воспоминаниям Ф. К. Салманова:

«…В распоряжении начальника Тюменского линейного пароходства Ботогонова было 10 специальных барж. Из-за поворота реки послышался гудок. Это долгожданный теплоход пробовал силу густого баритона. Первыми его увидели экипажи судов, стоявших поодаль от причала. Капитан Николай Лунин с мегафоном был у рубки – статный, подтянутый, в форме. Предстояло без промашки поставить баржу под налив. Музыканты высыпали на палубу – и грянул оркестр. Уже прибывали руководители района и области, корреспонденты. Состоялся митинг. Секретарь обкома А. К. Протозанов сказал, что поискам нефти и газа партийная организация области придаёт исключительное значение. После митинга операторы опустили шланг в баржу. Мы с Эрвье открыли задвижку скважины Р-80».

Из воспоминаний В. С. Головачёва, начальника партии по испытанию скважин в ТТГУ:

«…В 1964 году с началом навигации появился приказ по Управлению о пробной эксплуатации Усть-Балыкского месторождения с отправкой добытой нефти баржами по Оби и Иртышу на Омский нефтеперерабатывающий завод. Меня назначили ответственным за ее проведение.

Работы проводились силами Усть-Балыкской НРЭ. На месторождении к пробной эксплуатации было подготовлено 8 разведочных скважин. В поселке Усть-Балык обустроили специальный причал, проложили временный нефтепровод. И вот мы совместно с В. Ф. Черновым занимаемся в течение четырех месяцев контролем за проведением этой операции…».

«…Первую баржу отправляли более чем торжественно. На катере «Ярославец» с многочисленными гостями из других экспедиций прибыли «папа Юра» (Ю. Г. Эрвье), В. В. Ансимов из Тюменского обкома КПСС, первый секретарь Сургутского райкома КПСС В. В. Бахилов и др. Торжественное разрезание ленточки, открытие задвижки, салют и праздничный обед в столовой экспедиции. Мы с Мирославом Ивановичем Вовком, в ту пору старшим геологом экспедиции, не могли втиснуться за богато накрытый стол и, постеснявшись, скромно удалились. Отметили это событие по-своему.

За время эксплуатации было добыто и отправлено около 170 тыс. тонн нефти.

По окончании испытаний меня наградили Почетной грамотой Тюменского обкома КПСС и облисполкома…».

Вот так происходила поистине эпохальная пробная промышленная добыча нефти на севере Тюменской области. Когда же заработали на полную мощь все месторождения, наш регион стал основной базой нефтедобычи в СССР, а впоследствии – и России. Прав был патриарх тюменской геологии Юрий Георгиевич Эрвье, сказавший: «Успех не приходит сам. Успех тюменских разведчиков нефти и газа не слепое везение. Это результат творческого труда большого коллектива советских людей, направляемых нашей коммунистической партией».

НА СНИМКАХ: долгожданное дизтопливо; штаб геологов: Быстрицкий А.Г., Эрвье Ю.Г., Белкина С.Г., Ровнин Л.И., Ансимов В.В..

Алик ЯГАФАРОВ, заслуженный геолог РФ, профессор;

Сергей ВЕЛИКОПОЛЬСКИЙ, президент Тюменского общественного фонда им. В. И. Муравленко

Источник: Тюменская правда

worldturne.com

www.vozvodimdom.com

Tekstkontent