Печать

РЕФОРМЫ: СЫРЬЕВАЯ «ИГЛА» РЖАВЕЕТ НА ГЛАЗАХ

Начало в №№ 5-8.

Представьте себе, что некоему министру финансово- экономического блока нынешнего правительства приснился сон: стоимость нефти обвалилась ниже $45 за бочку, заложенную в бюджет на 2018 г. Это ведь кошмар! На эту самую бочку молятся сегодня все чиновники, большие и маленькие.

У кошмаров есть причины. Хотя правительство гордится тем, что углеводороды формируют уже меньше половины ВВП, но это не вся правда. Марат Узяков, замдиректора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, пишет, что сейчас Россия импортирует четверть рынка потребительских товаров и больше половины продукции машиностроения. Чтобы обеспечить нашей экономике приличные темпы, требуются не только новые инвестиции, но и рост потребления людей. А для этого приходится увеличивать импорт, поскольку Россия заместить его не может: низок технологический уровень наших изделий и услуг. Однако увеличение импорта – не что иное, как вычет из внутреннего производства. Замкнутый круг!

Выход из этой ловушки один и в ближайшие годы другого не предвидится: наращивать производство и экспорт энергосырьевых ресурсов. Поэтому с 2000-го по 2017 год доля сырья и продукции первичной переработки в российском экспорте не опускалась ниже 87%, заключает Узяков.

И вот когда власти пребывают в этой двусмысленной позе, эксперты все настойчивее говорят о неотвратимости структурных реформ в экономике. Попросту говоря, пора не на словах, а на деле поднимать, наконец, с колен наш обрабатывающий сектор промышленности, насыщать его весь, а не только военно- промышленный комплекс, новейшими технологиями и выпускать не полуфабрикаты, а товары будущего дня. Попробуем понять, действительно ли наступил «день икс»?

В середине января президент Путин заявил: "… для всех очевидно, что потребность в энергетических ресурсах и в нашей стране, и в мире будет только расти. В том числе – потребность в углеводородном сырье".

Комментируя это заявление, эксперты сошлись на том, что в его основе два фактора. Во- первых, заверения Минэнерго об эффективности картельного соглашения России с ОПЕК по ограничению добычи нефти, благодаря чему её цена подскочила до $70. А во-вторых, план правительства – удержать ежегодную добычу сырья на планке более 525 млн тонн вплоть до 2035 г. Однако последнюю надежду развеял Михаил Крутихин, крупнейший эксперт отрасли. Он предупредил: "Специалисты из Госкомиссии по запасам полезных ископаемых на условиях анонимности утверждают: план не основан на реальном положении дел. После 2020 года добыча начнет снижаться быстрыми темпами – до 10% ежегодно".

Не всё «железно» и в сделке с ОПЕК. На недавнем форуме в Давосе глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов предупреждал: жадность производителей может привести к тому, что быстрый рост цен на нефть будет стимулировать инвестиции в альтернативную энергетику. И со временем цены углеводородов резко упадут. По мнению Алекперова, избыточное предложение на рынке сократилось, и уже в апреле можно подумать насчет осторожного выхода из соглашения ОПЕК+ об ограничении добычи. Замечу, Газпром нефть тоже не хочет продлять соглашение. Однако основные инициаторы – власти России и Саудовской Аравии – похоже, довольны эффективностью соглашения и не допускают даже намека на постепенный выход из него.

Сомнений насчет эффективности соглашения с ОПЕК хватает. В январе картель обвинил Россию в том, что она сама – главный нарушитель: снизила суточную добычу только на 260 тыс. баррелей вместо 300 тыс. Казахстан и вовсе увеличил добычу. Пренебрегают соглашением Иран и Ирак. Тем не менее запасы мировых хранилищ с августа сокращаются, а рынок испытывает дефицит нефти, провоцируя рост цен.

Вот только праздник этот заканчивается в 2019 г., предупреждают Международное энергетическое агентство (ВЭА) и другие авторитетные мировые центры. Возмутитель спокойствия – США. В январе американцы огорошили мир дважды. Сначала, в рамках сделки с Конгрессом, который в очередной раз из-за растущего госдолга не утвердил бюджет страны, администрация обязалась в 1,5 раза увеличить распродажу сырья из стратегического резерва вплоть до 2027 г. Это гигантский объем, 290 млн баррелей. А в прошлом году и добыча нефти выросла вдвое больше, чем ожидалось. Этот полувековой рекорд получен в основном за счет сланца. Причем пока наши чиновники все говорят про среднюю себестоимость сланцевой добычи в $50, она снизилась до $35. Более того, скверную новость обнаружил я в результатах исследований весьма авторитетной норвежской консалтинговой компании Rystad Energy, работающей почти во всех нефтедобывающих странах, в том числе в США и у нас. Ее данные сенсационны. Американцам выгодно добывать сланцевую нефть даже при цене $25. Причина в том, что себестоимость сланца, пишут норвежцы, в среднем составляет чуть больше $23, а в Мексиканском заливе – еще меньше. Причем исследователи расписали все реальные издержки добычи по статьям!

Словом, пока ОПЕК и Россия пытаются удержать высокие цены, США обогнали саудитов по добыче нефти и вот-вот обгонят Россию. Теперь в другие страны врывается, по выражению иностранных аналитиков, «техасский поток» нефти. Вашингтон, кроме Канады, нацелился прежде всего на китайский рынок, куда всего за год поставки с нуля выросли в 10 раз. Пока этот объем несравним с российским, но, поскольку американское сырье гораздо дешевле нашего, прагматичные китайцы, поглощающие 40% роста спроса нефти в мире, по словам ведущего аналитика компании «AMarkets» Артема Деева, сделают ожидаемый выбор.

Кроме сланца, уже в марте власти США начинают аукционы на аренду прибрежной зоны Мексиканского залива. Вся же программа предусматривает разведать рекордную площадь – 90% атлантического и тихоокеанского шельфов. Это 14766 участков на расстоянии от 3-х до 231 мили от берега. Запасы зоны оцениваются гигантской цифрой: 48 млрд баррелей нефти и 141 трлн кубометров газа. Понятно, что добывать углеводороды начнут лет через 6-7, но готовиться к появлению этого дополнительного потока России нужно уже сегодня.

– Для России это тревожные сигналы, – говорит доцент Российского экономического университета Екатерина Новикова. – Пора осознать, что важно развивать другие отрасли помимо нефти и газа, становясь настолько привлекательным рынком для других стран, чтобы у них не возникало позывов сотрудничать с Китаем или другими экономиками.

А вот с газом ситуация куда как хуже. Начну с «Силы Сибири». Поставки по контракту с Китаем должны начаться в мае 2019 г. Но, по словам Михаила Крутихина, реальный срок – декабрь 2019 г. Да и тогда поставки не превысят 4,5 млрд куб. м в год, а не 38 млрд, как записано в контракте. Этот объем Газпром сможет прокачивать только к 2029 г., поскольку не готовы мощности двух месторождений: Чаяндинского и Ковыктинского. Но даже будь они готовы на все сто, столько газа соседу не нужно!

– Мы надеялись продавать Китаю не 38, а 68 млрд кубометров в год, – говорит Крутихин. – Из года в год подписывали рамочные соглашения. Наконец, во время визита Путина в 2014 году подписали документ, который за 20 минут до того назывался «Меморандум о взаимопонимании», который ни к чему не обязывает. С трудом уговорили китайцев назвать его «контрактом» и выдали это за геополитическую победу.

В прошлом году Крутихину во время его поездки в страну китайские специалисты доверительно сказали, что закрывают баланс без российского газа. Он может понадобиться в одном случае: если в Тихом океане сложится тяжелая военно-политическая обстановка и доставка сжиженного газа из других источников будет затруднена или невозможна.

– Поэтому заявления, будто китайцы согласились вложить в «Силу Сибири» $25 млрд, лживые, – продолжает Крутихин. – Трубу без конкурсов прокладывают на деньги Газпрома Тимченко и Ротенберг. Эти подрядчики известны тем, что у них сметы примерно в 2,5-3 раза больше, чем на такие же работы других компаний в разных частях света.

По данным Крутихина, «Сила Сибири» – проект не коммерческий. Когда в 2012 г. Газпром готовил его обоснование, в документе говорилось: проект может окупиться, если заложенная в него цена газа, привязанная к цене нефти, увеличится на 50-70%. Но теперь ясно, что труба не окупится даже при цене нефти в $90 и в 2048 г.

– По нашей информации, – говорит Крутихин, – мощности промыслов Газпрома, которые созданы, но не используются, это более 200 млрд кубометров в год. Можно еще одну Европу обогреть. Просто некуда этот газ поставлять.

Газпрому не удалось договориться с европейскими и американскими банками о выделении проектного финансирования на газопровод "Турецкий поток", который строится на мощностях, изначально запланированных для закрытого Еврокомиссией "Южного потока". Газпрому придется оплачивать трубу в Турцию за счет собственных средств, сообщил на встрече с инвесторами в Лондоне зампред правления холдинга Андрей Круглов. Уложиться в изначальную смету не получается, признал он.

Кроме того, «Турецкому потоку» маячит судьба «Силы Сибири». Пока Турция согласилась лишь на прокладку по своей территории одной нити для собственных нужд. Почти тысяча километров второй трубы уложена на черноморском дне, однако Анкара разрешила довести её лишь до своего побережья. Причины две. Турки требуют скидки на газ, но Газпром упорствует. Покупателями газа в Москве видят Болгарию, однако она уже отказалась от "Южного потока" и не факт, что согласится на сей раз. Второй потенциальный покупатель – Италия, но президент национального энергооператора Eni еще в 2016 году заявлял, что в "Турецком потоке" его страна не заинтересована. Похоже, вторую нитку строят на авось.

В общей сложности Nord Stream-2 в обход Украины, трубы в Турцию и "Сила Сибири" будут стоить Газпрому $ 27 млрд, сообщил Круглов. Газпром их строит в долг. Его общий размер превысил 3,1 трлн руб., а чистый, не покрытый денежными резервами, за квартал подскочил на 37% и вышел на исторический рекорд в 2,6 трлн руб. Но и его компания к 2020-му будет вынуждена увеличить на 1,8 трлн руб., подсчитали аналитики Fitch. На прошлой неделе стало известно, что долг этот вырос еще на $ 2,5 млрд – эти деньги Стокгольмский арбитраж присудил выплатить Украине.

Начальник департамента перспективного развития Газпрома Николай Кисленко в декабре заявил, что поставки российского сжиженного природного газа в Европу, в том числе с проекта «Ямал СПГ», неэффективны для наполнения федерального бюджета России.

В ноябре стало известно, что переговоры Газпрома о поставках сжиженного газа в Индию зашли в тупик: индийская Gail, крупнейший покупатель СПГ, заявила, что не готова принять весь газ по контракту 2014 года. Не понравилось качество.

Словом, носится Россия со своими углеводородами по миру, как с писаной торбой, а с распростертыми объятиями не встречают. Вдобавок к вышесказанному, нефть и газ со страшной силой вытесняют возобновляемые источники энергии. Об этом – в следующий раз.

Источник: Игорь ОГНЕВ, Тюменская правда

worldturne.com

www.vozvodimdom.com

Tekstkontent